You are currently viewing МАЛЬЧИК-ПАЛЬЧИК

МАЛЬЧИК-ПАЛЬЧИК

Жили старичок со старушкой. Они с молодых лет и до старости друг друга очень любили. Но вот беда: в преклонных своих летах утешения не имели. Частенько они, смотря на чужих детей, завидовали и проливали горючие слезы. Но вот один счастливый случай осушил их слезы.

В одно зимнее утро старуха задумала побаловать старичка своего блинками, но дров нечем было поджечь. Догадливый старик схватил топорик, побежал под сарай, взял полено и начал щепки тесать. Вот он: тяп, тяп, тяп… Вдруг топор соскользнул и отрубил деду палец, — а из пальчика-то и стал мальчик.

Сильна боль у деда, но радость еще сильнее. В старике два чувства борются: одно, чувство боли, заставляет его плакать, а другое, чувство радости, заставляет его умиляться. Но второе чувство побеждает. Взволнованным голосом старик кричит: «Старушечка, моя душечка, готовь на руку повязку, а для ребенка пеленку!». Из руки кровь бежит струей, но старуха про это забыла, а бросилась скорей ребенка свивать да целовать.

Пошла жизнь у них веселей. Рана у старика скоро заживала, а малютка лепетал и тем доставлял старикам радость. Недолго пришлось пеленать мальчика, потому что он умственно рос не по дням, а по часам, хотя телом не прибавлялся, оставаясь величиною с пальчик.

Зиму и весну старики не спускали малюточки с рук. С наступлением же лета мальчик, помимо отрады старым голубкам, начал помогать в работе. Однажды мальчик узнал, что старик собирается на покос, вот он и говорит:

— Батенька, возьми меня с собой, будем косить в две косы.

— Куда тебе, крошка, косить? Ведь это самое трудное полевое дело. Впрочем, приходи – будешь меня веселить.

— Хорошо приду. Но как тебя найти? Ведь поле очень большое.

— Вот как: от нашего поля вплоть до луга я буду новое окосье делать и стружки строгать. Ты гляди на эти стружки и иди. Как только стружечный след кончится, ты тогда зови меня, а я тебя отыщу.

Сказано – сделано. На другой день старушка рано разбудила мальчика, хорошенько накормила, дала целую стопу пышек, намазанных сметаною, отправила на сенокос. Смотря на стружечный след, долго мальчик шел. Наконец след кончился. Мальчик остановился и начал кричать: «Батенька, где ты?».

Старик, глубоко любивший малютку, давно ожидал встречи. Поэтому, как только зазвучал нежный детский голосок, словно серебряный колокольчик, старик поднялся на ноги. Не видя за травою мальчика-пальчика, начал звать: «Сюда-сюда, я здесь!».

Старик ест вкусные пышки, благодарит заочно свою хозяйку и ласкает любимчика, посадив его на колени. Наевшись, старик помолился Богу и стал хвалить своего сыночка: «Молодец, понятлив, послушен! Если всегда будешь трудиться и нас стариков почитать, то мы, разжившись мало-мальски, будем тебя чаем поить и в раззолоченной одежде водить». Услышав последние слова, мальчик возымел вдруг сильное желание пощеголять.

Поговорив с малюткой, старик отправил его домой, дав наставление идти по стружечному пути. Долго шел мальчик, во время пути он разговаривал сам с собою, пел и приплясывал. Вот услышал он сзади себя разговор. Посторонился с дороги и прислушивается к разговору.

Идут несколько молодцов. Из их слов он заключил, что они воры и собираются обокрасть попа. Они разговор свой не прерывали, так как мальчика в траве вовсе не видали. А он между тем шел рядом.

Мальчик-пальчик хотел выслушать разговор и предупредить попа. Но, к сожалению, вспомнил о блестящей одежде, обещанной отцом, соблазнился и говорит ворам: «Братцы, вы, я слышу, воровать собираетесь. Так возьмите, пожалуйста, и меня».

— Да где ты? – спросили воры.

— Да вот я, рядом с вами иду.

— Ах, как ты мал! Но ничего, пригодишься!

Дождались воры полуночи, вошли в село и приступили к поповским воротам, замкнутым огромным замком. Что делать с этим замком? Начать разбивать – проснутся хозяева и подымут тревогу. А малютка не дремал: он почти весь влез в замочное отверстие, повернул ручонкой собачку замка, и ворота к услугам воров распахнулись.

Взяли они тройку лучших коней и отправили с товарищем в лес, а сами пошли на скотный двор. Здесь они выбрали самого лучшего вола, зарезали его и разделили на части, чтобы каждый свою часть отнес домой.

А мальчик-пальчик оказался большой проказник: он задумал посмеяться над поповской семьей.

— Братцы, я заберусь в дом, а вы мне подайте шкуру и требуху.

Проскользнул проказник в пробойную дыру, зажег свечку и начал строить проказы. Попа с попадьей мокрой кожей одел. Между поповскими дочками требуху положил. Двух дьячков коса с косой связал, а старушке дудочки в нос вставил.

Вылез обратно новый воришка и проказник, попрощался с товарищами по ремеслу, схватил часть говядины и поволок домой. С испугом встретили старики своего любимчика, увидев на нем целую гору мяса.

— Где ты пропадал, голубчик? Мы до сих пор глаз не смыкали. Все думали, что тебя зверь съел.

Мальчик-пальчик подробно рассказал свои похождения. Старики дивились сметливости малыша, но положительно приходили в испуг от его проделок. Видя на их лицах удивление и опасение, малютка поклялся с этого момента честно трудиться, любить и слушаться своих родителей.

И до сих пор по селу говорят о большой суматохе, которую устроил мальчик-пальчик.

Перед светом поп проснулся, почувствовал на себе мокрую кожу, толкнул в бок попадью и сказал грозно: «Ты зачем мокрым одеялом меня закрыла?»

— Нет, кормилец, оно было сухое…

Поповские дочки, девицы, подняли спор, указывая одна на другую: «Это ты родила!»

— Нет, ты, — уверяла другая.

Дьячок кричит: «Зачем ты меня за косу тянешь?»

— Я не тяну, а вот ты-то, зачем меня тянешь?

Услышав общий переполох, поп крикнул: «Бабка, дуй огонь!». Вот старушка спустилась с нар, подошла к печке, вырыла из золы горячий уголек, приложила к нему кусок серы и дунула. А дудочка в носу заиграла: «Дулы, дулы, дулы!». Старуха пустилась в пляс.

Поп сердится и еще громче кричит: «Ах ты, старая ведьма! Тут горе, а ты играть да плясать принялась?». Бабка опять подойдет к угольку, дунет, а пищики снова: «Дулы, дулы, дулы».

Как ни ругался поп, а старуха дулыкала и плясала под игру своих ноздрей до тех пор, пока само солнышко не взошло и не засветило.

Сказку кончил. Теперь прощайте, а мальчика-пальчика не забывайте.

Записал со слов своей бабушки учитель Ардонского станичного училища Алексей Гусев, станица Ардонская Владикавказского округа Терской области.

Добавить комментарий