You are currently viewing <strong>ЧТО  ПОСЕЕШЬ,  ТО  И  ПОЖНЕШЬ</strong>

ЧТО  ПОСЕЕШЬ,  ТО  И  ПОЖНЕШЬ

Жил в одном городе со своей женою богатый купец. Каждый год отправлялся он по торговым делам в дальние страны, где и проживал подолгу.

Раз он отправился в поездку и по пути остановился отдохнуть в одном небольшом городке. День был воскресный, и купец пошел в церковь помолиться Богу. По окончании службы начал поп говорить проповеди о том, что, кто будет помогать деньгами и разным имуществом нищим, калекам и убогим явно, того Господь вознаградит тайно сторицею.

Купец тогда и подумал: «К чему я буду ездить по чужим странам, себя мучить, когда можно сидя дома капиталы большие нажить? Стоит только раздать нищим все, что я имею»…

Вернулся он домой и рассказал жене о своем намерении. Жена вполне согласилась с ним. Принялся купец раздавать деньги и имущество направо и налево и в скором времени размотал все, что только было. Остался у него только один старенький домишко да немного хлеба. И с этих пор начал купец ожидать, что не сегодня, так завтра пошлет ему Бог неисчислимые богатства. Принялся он ходить по улицам, высматривать по углам да закоулкам, не лежат ли где-нибудь кучи золота, посланные ему Богом. Но сколько он ни шлялся, а золота так-таки и не находил. Начал он тогда досадовать и на Бога роптать.

— Послушался сдуру попа, вот и остался нищим! — говорит он, а сам все себя ругает за свою глупость. Жена же слушает-слушает его ругань и начинает упрекать его:

— Да как тебе не грех роптать на Господа Бога? Обожди, и Он окажет нам свою милость.

Подождал купец еще немного — нет ничего. Дошло уже до того, что есть ему нечего стало. Тогда он и говорит жене:

— Вот что, жена, ждать от Бога милости нечего, нужно самим хлеб зарабатывать. Оставайся ты дома, а я пойду по людям наниматься.

— Ну что же, — сказала жена, — ступай, а я останусь дома.

Стыдно было купцу в своем городе на поденщину идти, он и пошел в другой город, где его не знали. Только он вышел за город, глядь, навстречу ему старик с сумкой через плечо идет.

— Здорово! — говорит он.

— Здорово! — отвечает купец.

— Куда путь держишь, добрый человек?

Купец, ничего не утаивая, рассказал все о себе старику.

— Наймись ко мне в работники, — говорит старик, — я положу тебе жалованья сто рублей в год.

— Хорошо, — ответил купец, — только какая у тебя работа?

— Работы у меня немного. Видишь ли, я лекарь, и твое дело носить за мною сумку и подавать мне то лекарство, которое я потребую.

— Я согласен, — ответил купец.

Отдал ему старик вперед годовое жалованье с тем, чтобы он отнес деньги жене, а сам возвратился бы к нему. Принес купец жене деньги, отдал и сказал, чтобы она целый год не ждала его домой. Вернулся он затем к старику и вместе с ним отправился в путь.

Приходят они в один большой город и слышат, как народ толкует, что у царя, мол, дочь очень больна, и никакие лекаря, сколько их ни перебывало во дворце, не могли ее вылечить от болезни.

Является тогда лекарь с купцом к царю и говорит, что он может вылечить его дочь. Царь согласился, но только с условием: если дочь действительно выздоровеет, то он наградит лекаря по-царски, а нет, так голова его с плеч долой. Лекарь согласился.

Потребовал он отдельную комнату, в которой заперся вместе с купцом и царевной: разделил ей грудь, вынул сердце, вымыл его, вложил на старое место, залил и смазал лекарством, и царевна выздоровела, как будто бы никогда и не болела. Обрадовался царь и предложил лекарю и купцу большую сумму денег, но лекарь от денег отказался, а попросил взамен них один хлеб.

— Что за дурак мой хозяин, — подумал купец, — от денег отказывается!

Отдал царь хлеб лекарю, и он пошел с купцом дальше. Приходят в другой город и здесь узнают, что у царя дочь тяжко больна. Идет опять лекарь с купцом во дворец и предлагает царю услуги свои. Царь соглашается, но на таких же условиях, на каких предложил первый царь.

— Ладно! — говорит лекарь, берет царевну в отдельную комнату, запирается. Изрубил он в куски царевну, вспрыснул ее лекарством, и она встала, точно никогда не болела. Царь рад-радешенек, приказывает выдать лекарю бочонок золота, но тот от золота отказался, а попросил только два хлеба. Взбеленился тут купец. «И чего он только дурака строит? — подумал он. — Постой же, покажу я тебе, как от денег отказываться! Ишь ты, какой бессребреник выискался!»

И вот, когда настала ночь, лекарь заснул, а купец взял сумку с лекарством и задал тягу от него. Пришел он в какой-то город и узнает, что и здесь у царя большое горе — дочь при смерти лежит. «Что за чудо? — думает купец. — Куда только ни придешь, — у царя дочери больны. А ну, попробуем вылечить царевну. То-то золота уйму целую загребу!». Идет он во дворец и объявляется лекарем: «Могу-де в одни сутки царевну вылечить».

— Хорошо, — говорит царь, — вылечишь, щедро награжу тебя, а не вылечишь — казни лютой предам.

— Ладно! — отвечает купец.

Заперся он в отдельной комнате с царевной и изрубил ее на куски. Потом перемыл эти куски, сложил так, что из них получился цельный труп. Вынул один пузырек лекарства, взбрызнул труп, а он, как лежал мертвый, недвижимый, так и остался лежать. Испугался купец, но сейчас же подумал, что не то лекарство взял. Перепробовал он все лекарства, какие только в сумке были, — ни одно не действует. Затряслись у купца руки, ноги. «Ну, теперь прощайся с жизнью, готовься на казнь», —  подумал он и заплакал с горя. Что тут делать? Убежать из дворца невозможно, потому что кругом караул приставлен. Остается одно: ожидать до утра своей участи.

Настало утро: вошел царь в комнату к купцу, увидел дочь свою изрезанную на куски, сильно разгневался, приказал заковать купца в цепи и вести на городскую площадь, где уже была поставлена виселица.

Вот повели купца на казнь. Кругом войска стоят, народу тьма-тьмущая смотреть собралась. Вдруг откуда ни возьмись навстречу лекарь идет.

— Эх ты! — говорит он купцу и головою покачал, дескать, нехорошо ты делаешь. Потом обратился к царю и говорит:

— Царь-государь, прикажи остановить казнь. Этот человек – мой помощник, а я — настоящий лекарь. Он потому не мог вылечить твою дочь, что не то лекарство взял. Но ты не беспокойся, я сейчас оживлю ее.

— А, ну, посмотрим, — сказал царь, — да только знай, — не сдержишь своего слова, также будешь повышен.

Привели лекаря во дворец; побрызгал он на труп царевны, и она в миг ожила. Царь и все придворные очень обрадовались.

— Что только твоей душе угодно, бери от меня в награду! — говорит царь лекарю.

— Ничего мне, царь-государь, не нужно… Отпусти на волю моего помощника, да дай мне три хлеба и лопатку деревянную, — говорит лекарь.

Царь приказал исполнить его просьбу и с миром отпустил его.

Идут лекарь с купцом дальше. Купец идет и кусочек за кусочком ест хлеб и незаметно половину его съел. Пришло время обедать, — говорит лекарь:

— Сядем, закусим и отдохнем.

Сели. Вынул купец из сумки целый хлеб, а про ту половину,  что осталось у него, молчок. Съели они хлеб, отдохнули и пошли дальше. Купец идет и опять кусочек за кусочком ест и другую половину прикончил.

Во время полдника съели они и другой хлеб и опять продолжают свой путь. Настала ночь. Лекарь говорит купцу:

— Давай ужинать, да и ляжем спать, а утром пойдем дальше.

Съели.

— Что же ты не вынимаешь хлеб? — спрашивает лекарь.

— Какой тебе еще хлеб? Было два хлеба, мы и съели их.

— Как так два? Ведь я тебе три хлеба дал.

— Нет, два, а не три.

Так-таки и не сознался купец, что третий хлеб съел.

— Ну, хорошо, — говорит лекарь, — ляжем и не ужинавши, авось живы останемся.

Легли спать, а на утро встали и отправились в путь. Подошли к морю, — нужно переправляться на другой берег. Положил лекарь на воду лопатку: сам сел на широкую часть ее, а купцу приказывает сесть на рукоятку. Лопатка поплыла через море. Подул ветер, купец свалился в воду и стал тонуть.

— Спаси! — кричит он лекарю. А лекарь ему в ответ:

— Скажи, ты съел хлеб?

Купец божится-клянется, что не ел. Вытащил его лекарь из воды и опять посадил на лопатку. И, пока они переплыли море, купец три раза падал в воду и три раза клялся-божился, что не ел он хлеба.

Пристали они к берегу; видят не в далеком расстоянии от них стоит хатенка старенькая. Лекарь говорит купцу:

— Пойди ты в хатенку, посмотри хорошенько там, не найдется ли хлеба, — есть мне очень хочется.

Вошел в хату купец, смотрит, — лежит на полу куча золота, а людей нет ни души. Приходит он к лекарю и рассказывает о том, что видел.

— Ну, — говорит лекарь, — это Господь нам за труды послал. Пойдем делить.

Пришли. Разложил лекарь золото на три равные кучки.

— Одна кучка – твоя, а другая — моя, — говорит он.

— А третья кучка чья? — спрашивает купец.

— А того, кто хлеб съел, — отвечает лекарь.

— Да ведь я его и съел, больше никто, как я! —  воскликнул купец.

— Ну, ты и возьми ее себе, — сказал лекарь. — Бери и мое золото, оно мне не нужно. Вот видишь ли, какой ты жадный человек: когда тонул не признавался, что ты хлеб съел, а как дело дошло до золота, сразу признался. Значит, золото для тебя дороже жизни. Но как бы там ни было, ты теперь получил в сто раз больше, чем роздал нищим. И напрасно ты в начале роптал на Бога: ты думал, что раз роздал имение, то сложи руки и сиди, дожидайся награды? Нет, ты потрудись, тогда и награду получишь.

Сказал это лекарь и исчез из глаз купца, а купец, забрав все золото, вернулся домой и счастливо зажил со своей женою.

Сказку рассказывали в станицах Терской области,записал собиратель фольклора Евгений Баранов.

Добавить комментарий