You are currently viewing <strong>КОЗОЧКА-ПРОКУДНИЦА</strong>

КОЗОЧКА-ПРОКУДНИЦА

Жил себе старый казак с женой. Была у них внучка, добренькая-предобренькая девочка, и батрак, работник надежный и бескорыстный. Хорошо жилось старику со всею семьею, пока рок не послал ему злого испытания.

Однажды старик-дед купил за три гроша на базаре козочку и привел ее домой. Стал дед ее кормить и ухаживать за нею, как за малым ребеночком. Полюбил старик козу крепко, души своей в ней не чаял. А козочка была не из простых, не из обыкновенных, а из тех, которые умели говорить человеческим голосом.

Вот пришла весна, выросла травка. Захотелось дедушке покормить свою козочку в ближайшем лесочку.

Призывает дед своего работника и говорит:

— Погони, Антоша, козочку в лесочек да попаси, накорми хорошенько.

— Хорошо, дедушка, погоню, — ответил Антоша и погнал козочку пастись на травке. Паслась козочка целый день, а вечером Антоша погнал ее домой. Завидел старик свою козочку издали, вышел к ней навстречу и спрашивает:

— Козынька-матушка, пила ли ты, ела?

А коза отвечает:

— Нет, дедушка, не пила, не ела. Бежала через мосточек, ухватила кленовый листочек. Бежала через речку, ухватила капельку водички.

Рассердился старый казак на батрака, схватил нагайку, да и ну его лупить. Бил-бил, бил-бил, на кол посадил.

На другой день посылает дед пасти козочку свою внучку. Покараулила до вечера внучка козочку и погнала ее домой, а дед уже встречает козу и говорит:

— Козынька-матынька, пила ли ты, ела?

— Нет, дедушка, не пила я, не ела: как бежала через мосточек, ухватила кленовый листочек. Как бежала через речку, ухватила капельку водички.

Пуще прежнего рассердился старик, схватил нагайку и начал бить внучку. Бил-бил, на кол посадил.

На третий раз посылает старик караулить козочку свою жену.

Накормила, напоила старуха козыньку и гонит ее вечером домой, а старик уже вышел из ворот и кричит:

— Козынька-матынька, пила ли ты, ела?

— Нет, дедушка, не пила я, не ела. Как бежала через мосточек, ухватила кленовый листочек. Как бежала через речку, ухватила капельку водички.

Вышел старик из терпения и больно прибил свою старуху. Уж он ее бил-бил, бил-бил и на кол посадил.

Погнал старик на четвертый день сам пасти свою любимую козочку: ни на кого больше у него не было надежды, и никому он не доверял. Пригнал старик козочку на сочную свежую травку, накормил сытно, напоил свежею водой ключевою, а вечером погнал ее домой. Потом дед, чтобы испытать свою козочку, забежал наперед к воротам и спрашивает:

— Козынька-матынька, пила ли ты, ела?

А коза отвечает по старой привычке:

— Нет, дедушка, не пила я, не ела. Как бежала через мосточек, ухватила кленовый листочек. Как бежала через речку, ухватила капельку водички.

— А, так ты вот какая! Так ты меня обманывала, — воскликнул дед, схватил козу, привязал ее к столбу и начал нож точить, чтобы козочку зарезать. – Теперь я тебе покажу, как обманывать людей постарше тебя.

С этими словами дед подошел к козе и стал с нее с живой кожу снимать. Драл-драл, пол бока ободрал, и нож у старика притупился. Пошел он его снова точить, а козочка оторвалась да убежала в лес на половину бока ободранная. Бежала-бежала коза от преследования деда, долго-предолго она бежала, добежала, наконец, до домика зайчика и дерзко кричит:

— Я коза-дереза,

За три гроша куплена,

В полбока луплена.

Топы-топы ногами,

Сколю тебя рогами.

Топ-топ ножкой,

Сколю тебя рожкой.

Выходи отсюда, кто здесь живет.

Испугался зайчик, выбежал из дома, сел под ракитов куст и плачет:

— Под ракитою капит (каплет),

Под зеленою капит.

Некуда зайчику деться,

Некуда серенькому схорониться.

Поповы коровы

Все сено поели,

В труху перемяли.

Некуда зайчику деться,

Некуда серенькому схорониться.

Вдруг подходит к зайчику бирюк (волк):

— Зайчик, зайчик, что ты плачешь?

— Как же мне не плакать, серый волк, когда в моем домике поселилась строптивая коза, выгнала меня из-под собственного крова.

— Не печалься, зайчик, — говорит бирюк. – Пойдем выгоним козу.

Понадеялся зайчик на волка, и они пошли. Подошли к домику зайчика, бирюк кричит:

 — Выходи, коза, из домика зайчика, чтоб и духу твоего здесь не было!

А коза сидит на печке и кричит:

— Я коза-дереза,

За три гроша куплена,

В полбока луплена.

Топы-топы ногами,

Сколю тебя рогами.

Испугался бирюк и убежал, а зайчика бросил на произвол судьбы. Сел зайчик опять под ракитов куст и горько-горько плачет:

— Под ракитою капит,

Под зеленою капит,

Некуда зайчику деться,

Некуда серенькому схорониться.

Поповы коровы

Все сено поели,

В труху перемяли.

Некуда зайчику деться,

Некуда серенькому схорониться.

Подходит к зайчику медведь:

— Что, зайчик, плачешь? Что ты, серенький, печалишься?

— Как же мне не плакать, дядя Миша, когда выгнала меня из моего домика строптивая коза.

— Пойдем, зайчик, я тебя выручу!

— Где же тебе, медведюшка, меня выручить: бирюк гнал козу – не выгнал, а тебе и подавно не выгнать ее.

— Пойдем, я выгоню.

Пошли, подходят к зайчикову домику, и медведь грозно кричит:

 — Выходи, коза, вон! Выходи сюда на расправу!

А коза, не слезая с печки, кричит:

— Я коза рьяная.

Полбока драная,

Топы-топы ножкой,

Сколю тебя рожкой!

Испугался медведь и убежал, оставил зайчика на произвол судьбы. Опять сидит зайчик под ракитовым кустом и горько-прегорько плачет:

— Под ракитою капит,

Под зеленою капит,

Некуда зайчику деться,

Некуда серенькому схорониться.

Поповы коровы

Все сено поели,

В труху перемяли.

Некуда зайчику деться,

Некуда серенькому схорониться.

Подходит к зайчику лиса:

— Зайчик, зайчик, что ты плачешь?

— Как же мне, лисонька, не плакать: выгнала меня из домика злая коза.

— Пойдем, зайчик, я тебя выручу.

— Где же тебе выручить меня: бирюк козу гнал – не выгнал, медведь гнал – не выгнал, а тебе и подавно ее не выгнать.

— Ну, меня не проведет коза! Пойдем-ка.

Пошли, подошли к домику зайчика:

— Выходи, коза, вон! – кричит лиса, — Иначе не избежать тебе лютой смерти.

А коза сидит на печи и кричит:

— Я коза-дереза,

За три гроша куплена,

В полбока луплена.

Топы-топы ногами

Сколю тебя рогами!

Топ-топ ножкой,

Сколю тебя рожкой!

Испугалась лиса и давай, бог, ноги. А зайчик сел под ракитов куст и горько-горько по-прежнему плачет:

— Под ракитою капит,

Под зеленою капит,

Некуда зайчику деться,

Некуда серенькому схорониться.

Поповы коровы

Все сено поели,

В труху перемяли.

Некуда зайчику деться,

Некуда серенькому схорониться.

Подходит к зайчику кочеток (петух):

— Что ты, зайчик, плачешь? Что ты, серенький, печалишься?

— Как же мне не плакать, кочеток? Выгнала меня коза из домика.

— Пойдем, зайчик, я тебя выручу.

— Где тебе, петушок, меня выручить? Бирюк выручал – не выручал. Медведь выручал – не выручил. Лиса выручала – не выручила. А тебе, петушку, и подавно не выручить.

— Пойдем, зайчик, попробуем счастья, — сказал петух.

Нечего делать, пошли. Вот и жилье зайчика. Кочеток кричит:

 — Кто смел поселиться в зайчиковом домике, выходи сюда на расправу!

А коза отвечает:

— Я коза-дереза,

За три гроша куплена,

В полбока луплена.

Топы-топы ногами

Сколю тебя рогами!

Топ-топ ножкой,

Сколю тебя рожкой!

Петушок однако не испугался и в свою очередь закричал:

— А я кочет на пятах, на пятах.

Несу косу на плечах, на плечах,

Иду козу убить,

Ея душу загубить!

Услыхала коза слова кочетка да как бросится со всего маху с печки на пол, выскочила в двери, да давай, бог, ноги, побежала в лес да в горы, да спряталась за скалой, едва дыша от страху. Уж больно испугалась она кочетка.

А зайчик поселился с петушком в своем домике и спокойно жил до глубокой старости.

Записал в Науре Петр Востриков со слов казака Ивана Лавренова.

Добавить комментарий