You are currently viewing <strong>АТАМАНОВ  СПОР</strong>

АТАМАНОВ  СПОР

Собрались как-то раз вместе батьки-атаманы: из Пришибской — Олифиренко, из Котляревской — Трофимов да с Александровской — Скляров. Сидят за одним столом хлеб-соль кушают, усы в веселом вине мочут да ведут беседу. Сколько того вина было выпито, уже и не помнют, наверное, много, а может, и нет, да только приключился промеж трех атаманов спор великий — мол, чей станицы казак самый храбрый будет. Спорили они, спорили да решили на деле то испытать.

Позвали атаманы казаков из своих станиц, да таких, что самых отчаянных, и задачу им такую задают: мол, полезайте, казаче, на заряжены пушки, да с них как пальнут по всему белому свету. Кто удержится на орудии, тот, дескать, и будет считаться самым храбрым, а заодно и атаману станицы почет и великое от того уважение.

Первым полез на пушку пришибской казак, да пушкари как пальнут, что упал казак с орудия.

Вторым полез казак александровский. Сел он на пушку, ногами в нее уцепился. Держится, значит, да то его держание мало помогло. Полетел с орудия, как и первый, не удержался, стало быть.

Третьим, стало быть, был котляревский казак. Сел он на пушку, да не токмо ногами, а еще и руками в нее уцепился. «Давай, — говорит, — пали!» Да и уж как пальнули пушкари так пальнули. Шибче прежнего — громом великим… Говорят то, что даже в граде Константинопольском слыхать тот гром было. Султан тот ихний османский дюже перепугался, под подушки полез. А визирь его вытаскивает оттендова да приговаривает: «Мол, не боись султан-царь, то не гнев небесный, то терские казаки промеж себя спор ведут, забаву держат». Насилу визирь того султана уговорил…

А казак что? Казак тот котляревский удержалси на орудию. Правда-то, приключилась с ним неприятность малая, да на то никто внимания не обратил, да и сейчас не помнют. Вот с тех пор и считаются котляревцы самыми храбрыми промеж тех трех станиц.

А вот султан тот после сего приключения помер вскоре. Вот как оно получается — что казаку забава веселая, то султану османскому кончина печальная.

Записал в 1997 году Эдуард Бурда со слов старейшего казака Николая Васильевича Боброва, станица Котляревская Терской области.

Добавить комментарий