You are currently viewing КРАСНАЯ  И  ЗЕЛЕНАЯ  СУМКИ

КРАСНАЯ  И  ЗЕЛЕНАЯ  СУМКИ

В одной деревне жил казак с женою. Жили они очень бедно, подчас и есть было нечего. Вот раз жена и говорит мужу: «Что ты все сидишь дома? Пойди куда-нибудь да заработай хлеба!». Не хотелось ему идти, да делать нечего, и пошел он в поле. Идет, смотрит: люди молотят горох. Он подошел к ним, поздоровался: «Бог на помощь! — говорит, — не надо ли вам рабочего?». «Надо, — ответили молотильщики, — иди, бери и становись молотить с нами».

Стал казак работать, но работал так плохо и лениво, что хозяева за три дня дали ему только три горсти гороху. Взял он горох в карман и пошел на мельницу смолоть. Смолол горох, высыпал муку в чашку, поставил на голову, идет домой и поет: «Сварю жинке горохова киселя, чтобы жинка была весела».

Вдруг откуда ни возьмись ветер и свалил чашку с головы. Чашка разбилась, и ветер муку всю развеял. Заплакал казак и пошел дальше. Пришел домой и рассказал жене про свое горе. Жена давай его ругать на чем белый свет стоит, а потом еще схватила ухват да и давай ухватом крестить. Бьет, а сама приговаривает: «Вот тебе, дурак, наперед будь умнее! Ты взял бы чашку в руки, тогда бы мука была цела».

Отколотила и прогнала со двора. «Ступай, — говорит, — к старосте и пожалуйся на ветер, а не пойдешь, так и домой не ходи».

Нечего делать, пошел он к старосте, идет и плачет, всю дорогу проплакал. Приходит и говорит: «Батюшка наш, староста, заработал я три горсти гороху, смолол и нес домой. Поднялся ветер, свалил чашку с головы и развеял всю муку. Теперь мне с женой нечего есть. Прикажи ветру, чтобы он отдал мне мою муку».

«Хорошо, — ответил староста, — я накажу ветер и прикажу бедных людей не обижать. А вот тебе красная сумка. Когда захочешь есть, скажи только: «Два из сумки!», и тебя сейчас накормят. А когда наешься, скажи: «Два в сумку!». И все тебе приберут».

Казак взял сумку, поблагодарил старосту и пошел домой. Только вышел из села, и захотелось ему узнать, правду ли староста говорил про сумку. Остановился и крикнул: «Два из сумки!». Выскочили два молодца и начали было расставлять кушанья и напитки. Он увидел, что староста сказал правду, от радости не стал ничего есть и крикнул: «Два в сумку!». И все было тут же прибрано, будто ничего и не было.

Казак взял сумку и пошел к жене. Идет по селу да и вспомнил, что как раз на пути живет его кума. «Дай зайду, похвалюсь куме, — думает мужик про себя, — да, кстати, угощу ее». Приходит к куме и говорит: «Здорова, кума! Садись-ка за стол, я тебя угощу». Кума села, а он как крикнет: «Два из сумки!». Тотчас выскочили два молодца и уставили весь стол кушаньями и напитками. Увидел, что уже всего достаточно и говорит: «Довольно, два в сумку!» — и молодцев как не бывало.

Напился казак от радости пьяный и заснул, а кума его сумку и спрятала. Проснулся — нет сумки. Поплакал, потужил он, да делать нечего и пошел ни с чем к жене. Приходит домой, жена выбежала навстречу и спрашивает:

— Ну что, был у старосты?

— Был, — отвечает.

— Что же он тебе сказал?

— Да что? Он ветер наказал, а мне дал красную сумку, да такую, что стоило только сказать: «Два из сумки!» и тотчас подавались различные кушанья и напитки. По дороге я зашел к куме отдохнуть, уснул, и сумка пропала.

— Ах ты, дурак, дурак! — крикнула жена, схватила ухват и опять было поколотила мужа, да он убежал. «Ступай опять к старосте, — кричит она ему вслед, — да выпроси другую сумку, не то я тебя насмерть заколочу».

Казак пошел и рассказал старосте про свое горе. Староста дает ему зеленую сумку. Вышел казак в поле и захотелось ему опохмелиться. Не успел он сказать: «Два из сумки!», как выскочили двое с кнутами и давай крестить несчастного. Чуть было не засекли до смерти, насилу он вспомнил сказать: «Два в сумку!». Тогда только перестали сечь и спрятались. Казак кое-как поднялся, взял сумку и пошел к куме.

Увидела кума другую сумку, кинулась к куму и начала целовать:

 -А ну-ка, куманек, угости меня из твоей сумки!

— Можно, — говорит тот и крикнул: «Два из сумки!». Выскочили два молодца и давай куму стегать кнутами. Уже стегали, стегали, настегали ей бока, сколько влезло.

— Довольно, довольно, больше не хочу, — кричит кума, а они знай крестят ее. — Помилуй, кум, пощади!

— Отдашь красную сумку, так оставлю.

Кума бросила ему сумку, он крикнул: «Два в сумку!» — и молодцев как не бывало. Взял он обе сумки и пошел домой. Приходит и говорит жене: «Ну, вот теперь у меня две сумки».

— Ну что же в них есть? — спросила жена. — Угости меня сначала, тогда и говори, в чем дело.

Казак взял зеленую сумку и сказал: «Два из сумки!» выскочили два молодца и давай стегать жену. Всыпали ей, сколько влезло, били до тех пор, пока он их не остановил. Взял потом он красную сумку, крикнул: «Два из сумки!», и два молодца подали кушанья и напитки.

С тех пор муж и жена стали жить хорошо: всякий раз, как жена начинала мужа ругать, стоило ему показать зеленую сумку, и она сейчас же переставала.

Записал учитель Наурского станичного училища Василий Пятирублев,

станица Наурская Грозненского округа Терской области.

Добавить комментарий