You are currently viewing ПОМЕЩИК  И  КРЕСТЬЯНИН

ПОМЕЩИК  И  КРЕСТЬЯНИН

Жили себе старик да старуха, жили бедно-пребедно: всего-навсего у них были ветхая избушка да петух. Подходил праздник Рождества, а старикам и разговеться нечем. Старуха и говорит своему старику: «Праздник вот-вот подходит, а у нас с тобой нет ничего, кроме одного петуха; если мы его зарежем, то у нас будет только одно мясо, а хлеба и всего другого ничего не будет. Понеси ты лучше петуха на рынок да продай, а на вырученные деньги купи яиц, деревянного маслица для икон, да фунтика два крупы и молочка горшочек, вот мы и проведем праздник». Старик согласился, поймал петуха, связал ему ноги и понес на рынок. Идет он по улице города; его увидел с крыльца помощник, остановил и спрашивает:

— Что, старик, продаешь петуха?

— Продаю, — ответил старик.

— Эй, Иван! — крикнул помещик своему лакею. — Возьми этого петуха и снеси на кухню!

Сказал и велел петуха снести на кухню, а потом и спрашивает старика:

— Сколько же ты возьмешь за петуха?

— Да рублик, барин, пожалуйте, — ответил старик.

— Что ты, с ума что ли спятил? Да разве бывают петухи по рублю?

— Как будет угодно вашей милости, а меньше не могу: дешевле рубля я никому бы его не продал.

— Возьми пять гривен.

— Дешевле рубля копеечки не могу уступить.

— Ну, так пойдем же со мной, — и помещик повел старика в конюшню. — Эй, Гришка, Мишка, — крикнул он лакеям. — Возьмите этого старика да отстегайте хорошенько кнутами!

Конюхи повалили старика, раздели и давай пороть кнутами. Отодрали как нельзя быть лучше и пустили.

— Это тебе деньги, старик, — сказал помещик. — Ступай теперь с Богом домой.

Заплакал старик и пошел домой, едва передвигая ногами. У дверей избы выбежала к нему навстречу старуха и спрашивает:

— Ну что? Продал петуха?

— Хорошо продал, посмотри, как меня помещик усоборовал.

Старуха как глянула, так и ахнула, завыла.

— Не плачь, старуха, я отплачу ему за петуха и за себя.

Поплакали, потужили старики, да делать нечего, провели праздники как пришлось: то был хоть петух, а теперь и того нет.

Прошло несколько времени. Старик надел рваное платье, взял сумку и пошел побираться. Ходил в разных местах, долго ходил, устал, пришел в духан, который был около дома помещика, и присел отдохнуть. На ту пору-время прибежал в духан лакей помещика – захотелось ему выпить водочки. Выпил и стал разговаривать с духанщиком.

— Ну, что у вас новенького? — спрашивает его духанщик. — Что поделывает помещик ваш?

— Наш помещик хочет построить новые амбары, да плотников не найдет. Я вот целый день пробегал, все искал плотников, да так и не нашел.

А старик слушает да на ус себе мотает. «Постой же, — думает он. — Отплачу я тебе, барин, за петуха и за себя».

Собрал денег и купил себе поддевку и кушак. Потом вымылся, причесался, оделся, будто и не нищий, взял топор, пилу и пошел мимо дома помещика.

Увидел его помещик с крыльца и крикнул:

— Эй, сударь, ты кто такой будешь?

— Я плотник, — ответил старик.

— Не возьмешься ли ты построить мне амбары?

— Отчего не взяться, когда мы только этим и живем: у меня есть целая партия работников, — ответил старик.

— Вот и хорошо, так приходи же ко мне часа через два, поедем с тобой в рощу, ты отметишь там деревья, которые будут годны для постройки, а потом вернемся и заключим условие.

— Хорошо, — ответил старик и ушел.

Через два часа является. Помещик велел заложить бричку, сел со стариком и кучером и поехали в рощу. Старик идет и намечает деревья: это годное, вот это, это, а сам идет все дальше и ведет за собою помещика в лес. Видит старик, что они зашли уже далеко, вырубил хорошую палку, схватил помещика за ворот – старик был здоровый и сильный, а помещик совсем тщедушный – и сказал: «Помнишь ты, как выдрал меня за петуха один раз, вот я теперь тебе отплачу». И давай его крестить палкой. Крестил-крестил, еле живого оставил, а потом на прощанье снял с него золотые часы, вынул кошелек с деньгами и сказал: «Бил я тебя за петуха один раз, еще буду бить два раза», — и скрылся в лесу.

Помещик еле-еле доволок свои ноги до брички. Кучер посадил его и повез домой. Сидит помещик дома, на белый свет не показывается.

Проходит после того неделя, другая и третья, старик опять надел сумку и зашел в тот же духан. Лакей помещика забежал в духан, выпил водки и разговорился с духанщиком. «Беда мне с моим барином, совсем измучил меня, — жалуется он, — болеет, каждый день гоняет за докторами, стал такой сердитый, что хоть со двора беги. Придет доктор, станет расспрашивать, чем нездоров, а он ответит: «Узнай сам, чем я нездоров, тогда допущу лечить себя». Доктор пропишет лекарства, а он отвернется: «Я совсем не тем болен», — говорит и отошлет от себя доктора, и сколько я ни приводил докторов, ни одного не допустил лечить себя».

Старик догадался, чем болен барин, да долго не думая, на те деньги, что забрал у помещика, купил в магазине новый сюртук, брюки, сапоги, шляпу, сорочку, часы, вычернил волоса, переменил голос и наречье, оделся, надел очки и пошел гулять около дома помещика. На улице у разносчика купил газету, сел на лавочке возле будки с сельтерской водой, развернул газету и смотрит, будто читает. Как раз на ту пору подошел к будке лакей помещика: захотелось ему выпить с похмелья сельтерской воды. Старик и всмотрелся в него, да таково пристально, и качает головой.

— Что смотришь на меня, качаешь головою? — спрашивает его лакей.

— Так смотру, твоя не ждаров, много водка кушал.

— А ты почему знаешь?

— Как моя не знать? Моя дохтур-немец, вся болезня знает.

— Что за доктор! —  подумал лакей и побежал домой доложить больному барину.

 — Барин, — говорит лакей, запыхавшись, — я сейчас видел доктора, который узнает все болезни.

— Дурак! — закричал на него помещик. — Что же ты не вел его сюда? Отыскать сейчас и привесть ко мне!

А старик-доктор встал с лавочки, заложил руки назад и идет навстречу, будто прогуливается. Лакей подбежал к нему и говорит:

— Барин мой нездоров, просит зайти к нему.

— Корошо, корошо, пойдем твой барин, — говорит старик и пошел к помещику. Входит в комнату, кланяется и спрашивает больного:

— Чем твоя нездоров?

— А вот если ты – опытный доктор, так и узнай, чем я нездоров.

— Корошо, корошо, сейчас будем посмотреть… Разинь твоя рот, высунь язык и крути немного голова.

Помещик раскрыл рот, высунул язык и начал крутить головою.

— Ну, довольно, теперь моя знай, какой болезня: твоя кто-нибудь побил.

— Вот это так доктор! — подумал помещик и стал слушать дальше.

— Это нишево, — продолжал старик-доктор, — моя скоро твоя будет лешить, надо искать хороший теплый баня; кому есть в саду баня или близко лес баня?

Продолжал он свои расспросы, а сам хорошо знал, что у барина есть своя баня в роще.

— У меня есть своя баня, — сказал помещик.

— Вот это хорошо, очень хорошо! Такой и надо баня. Теперь моя пойдет лекарства готовит, после четыре часа моя придет, а твоя скажи: баня сейчас топить надо.

— Хорошо, баня будет готова, — ответил помещик.

Старик-доктор ушел лекарство готовить, а помещик рад, доволен, что нашел доктора, который узнал, чем он нездоров, и приказал приготовить баню и на радости лакею подарил рубль: «Вот тебе награда», — говорит.

Старик-доктор зашел в лавку, купил хорошую плеть, спрятал ее под сюртук и через четыре часа явился к помещику.

— Ну что? Готов баня?

— Готова, сейчас поедем, — ответил помещик.

К крыльцу подъехала бричка с кучером и лакеем. Старик-доктор увидел лакея и сказал: «Лишней люди никому не надо». И лакей остался дома. Приехали в баню, где давно ожидал их сторож, слезли и вошли в предбанник. Старик-доктор велел помещику немедленно раздеваться и идти в баню, а сам вышел, дает кучеру и сторожу рубль и говорит: «Это – вам, поезжайте в духан водку кушать, немного гуляй, тогда сюда приди, а моя будет лечить».

Сторожу и кучеру это и на руку: они сели в бричку и – в духан.

Старик-доктор устроил все как нельзя лучше, взял плеть, вошел в баню, схватил помещика за руку и давай его парить своею плетью. Бьет, а сам приговаривает: «Бил я тебя один раз за петуха, а вот это в другой раз, еще и в третий раз буду бить». Избил до крови, потом выскочил из бани, взял бариновы кольца, часы, кошелек с деньгами и — в лес.

Возвратились кучер и сторож из духана, к бане – никого не слышно. Кучер кашлянул около двери, затопал ногами.

Услышал помещик. «Гри-и-ш-ка! Пойди-и сюда-а!» — едва проревел он голосом. Кучер глядь в баню и отскочил назад: помещик был весь в крови. Его обмыли, одели, уложили на бричку и отвезли домой. Долго пролежал помещик, пока выздоровел.

Через год или более старик опять надел рваное платье и сумку и пошел разведывать, что делается у помещика в доме. Пришел в знакомый духан и сел отдохнуть, смотрит: лакей помещиков там.

— Ну, прощай, брат, я уезжаю, — говорит лакей духанщику, выпивая стакан водки.

— Куда? — спросил духанщик.

— Помещик наш купил большое имение; завтра в девять часов уезжает, везет большую сумму денег расплатиться за имение, и я буду с ним.

«Хорошее дело», — подумал старик. У одного односельчанина он знал хорошую, проворную лошадь; денег не занимать стать, и купил он эту лошадь. Потом подговорил себе молодого крестьянина: «Вот тебе лошадь с седлом – твои будут: пойдем со мной в лес и засядем в скрытном месте. Когда будет ехать помещик, ты подъезжай к тарантасу, ударь по нему палкою и закричи: «Бил тебя два раза за петуха и в третий раз буду бить». И тогда скачи во весь опор, убегай, да смотри, чтобы тебя не догнали.

Вот спрятались старик с крестьянином в лесу, дожидаются, смотрят: едет помещик. «Ну, пора!» — говорит старик. Крестьянин сел на лошадь, поскакал к тарантасу, ударил по нему палкою и закричал: «Бил тебя два раза за петуха, еще раз буду бить». И ускакал.

— Стой! — закричал помещик кучеру и лакею. — Отстегните пристяжных, догоните подлеца.

Кучер и лакей пустились в погоню, а помещик приподнялся на тарантасе и кричит им вслед: «Догоните его, подлеца, поймайте! Вот теперь я тебя, мошенника, расказню!». А старик тут как тут, подкрался сзади, стащил помещика с тарантаса, да и давай опять крестить. Всыпал сколько влезло, потом – в тарантас, за шкатулку с деньгами и бежать. «Ну прощай, барин! —  сказал он на прощанье, — теперь мы с тобой квиты». И ушел в лес.

Кучер и лакей гнались, гнались за седоком, не догнали, так и воротились назад к тарантасу, смотрят: помещик лежит весь избитый. «Что такое?», — спрашивают.

— Опять подлец-старик избил меня за петуха да еще взял шкатулку с деньгами и скрылся в лесу, — сказал помещик, едва дыша.

Слуги отвезли его домой чуть живого. С того времени помещик совсем обеднел, заболел и скоро скончался, а старик со своею старухою перешел на житье в другое село, купил себе на деньги помещика хороший домик и прожил остальные дни припеваючи. Умирая, он оставил часть денег старухе на пропитание, а остальные раздал бедным, нищим и сиротам.

Записал учитель Наурского станичного училища Василий Пятирублев,

станица Наурская Грозненского округа Терской области.

Добавить комментарий