You are currently viewing <strong>СТАРЫЙ  СЛУГА</strong>

СТАРЫЙ  СЛУГА

I

За морем, за песчаной пустыней, в одной цветущей стране, где не бывает зимы с ее холодными снегами, жил старый царь с сыном.

Царевич был еще молод и время проводил в соколиной охоте.

В один осенний день, уморившись скакать по степи, он прилег отдохнуть под деревом на краю леса и крепко заснул. Во сне увидел он красивую девушку, которая поцеловала его и сказала:

— Царевич, если ты сумеешь найти меня, я буду твоей женой, а не сумеешь — пропадешь от тоски.

Проснулся он и долго сидел, глубоко задумавшись; домой вернулся печальным, и с тех пор тоска не покидала его. Днем и ночью перед его глазами стояла девушка, и ему казалось, что он слышит ее голос. Молчаливый и угрюмый бродил он по саду, забыл об охоте, побледнел и осунулся.

Царь сразу заметил перемену в сыне, встревожился и наедине спросил его, не заболел ли он?

Заплакал царевич.

— Отец, ты прав: я болен, — проговорил он сквозь слезы, — душа моя болит.

И рассказал он про свое сонное видение.

Царь весело засмеялся.

— Твоему горю, сын мой, легко помочь, — сказал он.

На другой день по его распоряжению все девушки знатных фамилий столицы собрались в большой зал дворца и выстроились в ряд. Как цветы весною, были они свежи и хороши, но царевич не нашел среди них той, которая во сне к нему приходила. И, глубоко опечаленный, удалился он в свои покои, затосковал сильнее прежнего.

На него глядя, затосковал и царь и, чтобы развлечь его, устраивал роскошные пиры, но среди шумного говора пирующих и веселых звуков музыки царевич сидел по-прежнему молчаливый и печальный.

Старый царский слуга однажды посоветовал царю послать сына в дальнее путешествие.

— Увидит царевич новые страны, новых людей, забудет про свой сон, и печаль его рассеется, — говорил он.

— А ведь ты дело говоришь, старик! – весело воскликнул царь. – И как это мне раньше не пришло в голову?! – досадливо хлопнул он себя ладонью по лбу. – В самом деле, — продолжал он, — путешествие – лучшее средство от тоски и печали. Итак, решено: завтра же царевич отправится в путешествие, а ты, старик, будешь сопровождать его. Но смотри…

Царь не договорил, а слуга сказал:

— Знаю… За царевича я жизнь свою отдам…

На другой день царевич и слуга верхом на конях выехали из столицы.

Первое время путешествие еще развлекало царевича, но потом, по истечении многих недель, когда он успел побывать в разных городах и осмотреть их достопримечательности, тоска снова вернулась к нему.

Как-то под вечер путешественникам пришлось ехать лесной дорогой. Лес был густой, а дорога – глухая и давно неезженная.

Царевич ехал, думая все о той же девушке, старик плелся за ним шажком. Встретилась старая женщина с вязанкой сухого хвороста на плечах. Царевич не обратил внимания на нее, проехал мимо, а старик, остановившись, стал расспрашивать ее о дороге в ближайший город.

— Зачем вам ехать в город, — сказала женщина, — вы езжайте туда, где можно узнать о девушке, по которой тоскует царевич.

Удивился старик и понял, что перед нем стоит не обыкновенная женщина.

— Где же можно узнать об этом? – спросил он.

Женщина объяснила ему, что лесная дорога приведет к одиноко стоящему в степи старому дому, в котором путники найдут ужин и мягкую постель, хотя и не увидят в нем ни одного живого существа. В полночь два таинственных голоса будут беседовать в доме о путниках.

— Если ты не будешь спать, то узнаешь, где искать девушку, — сказала женщина.

Поблагодарил ее старик, догнал царевича и молча продолжал путь. Было уже темно, когда путники подъехали к тому дому. В нем они, действительно, нашли ужин, постель и яркий огонь в очаге.

Царевич скоро заснул, а старик бодрствовал, ожидая разговора таинственных голосов. В полночь погас огонь, в комнате стало темно и тихо, затем два голоса заговорили.

— Мама, кто эти люди, куда и зачем они едут? – спрашивал один голос.

— Эти люди – царевич и его слуга, — отвечал второй голос. – Они много ездят напрасно, не зная, что та девушка, которую ищет царевич, живет в ближайшей деревне, у старухи. Завтра утром она выйдет в степь пасти гусей.

— Узнает ли ее царевич? – спросил первый голос.

— Т-с-с! – произнес второй голос. – Кажется, слуга не спит, да и пора нам идти…

В комнате опять наступила тишина.

II

Утром путники покинули старый дом.

Подъехали они к деревне; старик увидел на лужайке девушку, которая пасла гусей, и указал на нее царевичу.

— Вижу, — отвечал тот. – Что в ней особенного? Она простая, деревенская пастушка.

— А ты взгляни на нее поближе, может быть, узнаешь ее, — сказал старик.

— Ну, пусть будет по-твоему, — засмеялся царевич; приблизился к девушке и радостно воскликнул: — Она!

Спрыгнул он с коня, заговорил:

— Милая девушка, тебя я видел во сне, по тебе тоскую. Я царевич и ищу тебя…

— Кто бы ты ни был, юноша, прошу тебя, освободи меня от власти злой колдуньи, — сказала девушка и заплакала. – Я – царская дочь… Колдунья похитила меня и держит в неволе…

Царевич схватился за меч.

— Покажи мне эту колдунью, я сейчас отрублю ей голову! – воскликнул он.

— Нет, ни ты, ни кто другой не в силах убить ее, — сказала девушка. – Но, если тебе удастся скрыться со мной в том доме, который стоит в степи, то я буду спасена…

— Я знаю этот дом: мы прошлую ночь провели в нем! – воскликнул царевич. – Поскачем же сейчас к нему!

— Это сейчас невозможно, возразила девушка. – Посмотри, — кивнула она головой на старуху, которая шла в стороне по степи и собирала травы. – Это и есть колдунья… Жди меня здесь вечером.

И она погнала гусей.

Царевич хотел было побежать за ней, но увидел, что старуха, догнав ее, пошла рядом с ней, раздумал.

Пустил старик коней пастись и стал думать о том, как бы ему девушку из беды выручить.

А царевич и не думал об этом: походил он по лугу, посмотрел на солнце – до вечера было еще далеко; прилег на травке и заснул.

— Эх, — вздыхал старик, — всех нас погубит проклятая колдунья.

Начал он искать камень, чтобы меч на нем поточить. И нашел серебряный перстень, надел его на палец и сразу почувствовал, что сильнее и бодрее он стал.

«Э-э, — подумал он, — перстень-то, видно, чудесный»…

Царевич же все спал и проснулся только вечером, а тем временем девушка пришла.

Посадил он ее к себе в седло, погнал коня в степь, старик ни на шаг не отставал от него.

Высоко над ними надвинулась черная туча, и зашумел сильный ветер.

— Буря идет, — проговорил царевич, глянув вверх.

— Нет, — сказала девушка, — это не буря, а колдунья летит со своим войском, от крыльев которого и поднялся ветер.

И, в самом деле, множество крылатых змей громадных летучих мышей и чудовищных птиц с длинными клювами летело вверху, окружая старую колдунью. Волосы ее развевались по ветру, она протягивала длинные и костлявые руки, что-то кричала, но спуститься к царевичу не решалась.

Заметила это девушка и удивилась.

«Какая-то сила удерживает колдунью от нападения на нас», — подумала она.

Небо темнело, наступала ночь. Кони мчались, а вверху неслась колдунья с чудовищами, и дико завывала эта крылатая рать.

Впереди заблестел огонек, и кони остановились около старого дома.

Царевич внес девушку в комнату, а старик остался на дворе посмотреть, что станет делать колдунья.

Многочисленными огоньками поблескивали высоко над домом глаза чудовищ, слышался шум их крыльев и завывания.

Продолжая смотреть вверх, старик, сам не зная зачем, снял с пальца перстень, который тот же час выскользнул из его рук, упал и рассыпался искрами. И вслед за тем вверху поднялся крик, хохот, и красные огоньки начали быстро опускаться над домом.

Понял старик, какая могучая сила заключалась в перстне, и, проклиная себя за опрометчивость, выхватил меч, готовясь вступить в бой с колдуньей.

Вдруг ярко осветилось небо, и со стороны леса показалось белое, ослепительно сверкавшее, облако и с быстрой подающей звезды понеслось к дому.

Старик видел, как оно врезалось в крылатую рать, видел, как закувыркались в воздухе колдунья, мыши, птицы.

Раздался сильный удар грома, облако пропало, наступила прежняя темь, загудел ветер, и полил сильный дождь.

Объятый страхом, старик поспешил скрыться в дом.

В комнате, при свете яркого огня в очаге царевич и девушка заканчивали ужин.

— Дождь идет? – спросил старика царевич. – Мы слышали удар грома…

— Идет сильный дождь, — ответил старик, умолчав обо всем виденном им.

Время приближалось к полуночи, огонь в очаге погас. Царевич и девушка спали, а старик, как и в прошлую ночь, ждал таинственного разговора.

И ждал он не напрасно: опять заговорили голоса.

— Мама, старик не спит, — сказал один из них.

— Это – хорошо, что он не спит, — отвечал другой, — я все скажу ему…

— Слушай, старик, — заговорил он, — я объясню тебе, что сегодня случилось и что случится потом. Перстень, который ты поднял, подбросила я: без него всем вам троим не избежать бы лап колдуньи. Облако, которое ударило в колдунью, — это были я и моя дочь. Колдунья не погибла: она, опаленная огнем, ушла домой, но отомстит царевичу и его жене, если ты не спасешь их. Вы благополучно возвратитесь домой; царевич жениться, через год жена родит сына. Спустя три дня после появления на свет младенца, колдунья, превратившись в змею, заберется в спальню царевича, чтобы укусить его, жену и младенца. Ты же, если захочешь спасти их, возьми топор и с вечера спрячься в спальне. Утром появится змея, ты и убей ее. Но помни, если ты скажешь кому-либо о том, что слышишь сейчас, с тобой случиться большое несчастье.

Голос умолк, в комнате стало тихо, и слышно было, как на дворе шумел дождь.

III

На другой день царевич с девушкой и старик направились домой, куда и прибыли благополучно через несколько недель.

Старый царь очень обрадовался сыну, поспешил женить его и устроил свадебный пир, продолжавшийся целую неделю.

А затем все произошло и именно так, как было предсказано волшебницей: через год жена царевича родила сына, а через три дня после его рождения старик с топором с вечера спрятался в спальне. Утром в спальне послышалось шипение, и черная змея, извиваясь, поползла к колыбели младенца.

Старик ударил ее топором. Шум этого удара разбудил царевича.

Старик сделал ему знак молчать, взял убитую змею и вышел на двор. Царевич последовал за ним и потребовал, чтобы тот объяснил случившееся.

— Ты сам видишь, что я убил змею, — отвечал старик.

— Этого мало, — сказал царевич. – Ты скажи, как узнал, что змея заберется в мою спальню?

— Не спрашивай об этом, потому что со мной случится большое несчастье, если я расскажу тебе все, что знаю, — умоляюще проговорил старик.

— Какое мне дело до твоего несчастья?! – воскликнул царевич. – Я хочу знать все!

— Если так, то слушай, — сказал глубоко огорченный старик и стал рассказывать о том, что он слышал от волшебницы в степном доме.

И едва он произнес последнее слово, как тот же час превратился в камень.

Послышался громкий крик.

Царевич оглянулся и увидел жену.

— Я все слышала, — проговорила она. – Зачем ты погубил такого преданного слугу? Немедленно же поезжай в степной дом и узнай, как можно превратить камень в человека!

Царевич и слышать не хотел об этой поездке, но, когда жена сказала, что она может заболеть от огорчения и умереть, он собрался и поехал.

Недели через три он возвратился и, притворно вздыхая, сказал жене, что, к сожаленью, ему ничего не удалось узнать в степном доме.

Жена пристально посмотрела на него.

— Зачем ты говоришь неправду? – сказала она. – Ведь глаза говорят, что ты узнал что-то… Ты не любишь меня, ты хочешь, чтобы я умерла!

— Нет, нет! Я не хочу твоей смерти! – воскликнул царевич и сказал, что для спасения старика есть только одно средство: надо на камень брызнуть его, царевича, кровью.

— Но, — продолжал он, — стоит ли слуга того, чтобы я пролил ради него хотя бы одну каплю крови?

— Замолчи, замолчи! – вскричала в негодовании жена. – Старик спас нашу жизнь и жизнь нашего ребенка, а ты каплю крови жалеешь для него?! Ах ты, неблагодарный!

Сорвала она с пояса своего ножницы и ударила ими себя в руку; кровь брызнула на камень, и свершилось чудо: пылью рассыпался камень, а на его месте стоял старый слуга.

Царевич был поражен и словно онемел: хотел крикнуть, хотел заговорить, но язык не повиновался ему.

А жена его, не обращая внимания на кровь, лившуюся из ее руки, побежала в спальню, взяла ребенка и вернулась с ним к царевичу.

— Жесткий ты человек, — сказала она ему. – Разве я могу теперь жить с тобой? Разве могу любить тебя по-прежнему?

Взяла она за руку старика.

— Пойдем, мой друг, — проговорила она. – Мы не пропадем: будем сыты, будет у нас и кров, чтобы укрыться от непогоды.

— Пойдем моя госпожа, — прошептал старик и пошел с нею.

Царевич сначала глазам своим не поверил, потом бросился к жене.

— Моя милая, прости меня, – проговорил он и, взяв ее за руку, отстранил от нее старика. – Мой друг, у тебя руки в крови…

Пойдем скорее, врач перевяжет тебе рану.

И повел он ее во дворец, а старый слуга, опустив голову на грудь, все шел и шел, удаляясь от дворца, и никто его не остановил.

Сказку рассказывали в станицах Терской области,записал собиратель фольклора Евгений Баранов.

Добавить комментарий