You are currently viewing <strong>НЕЗНАЙКА</strong>

НЕЗНАЙКА

Неизвестно где и когда жил да служил в приказчиках в одном большом городе купеческий сын. Жена его жила совсем в другом городе, далеко от своего мужа. Закончил приказчик свой срок службы у хозяина, скопил-сколотил себе деньжонок, – а их он крепко берег, в три узла всякую копейку вязал, – получил от купца, которому служил, расчет и пошел домой к жене в другой город. Не знал приказчик, что жена без него родила ему сына – забыла она про то отписать своему мужу.

Идет приказчик домой пешком с костылем в руках да сумкой через плечо. Дорогой прощупывает деньги за пазухой, целы ли, идет веселый, радостный. Вот завидел он при дороге, совсем в глухом месте, заезжий двор, остановился и раздумывает: «Я столько-то и столько-то лет жил приказчиком у своего хозяина, недоедал, недосыпал, берег всякую копейку, а сделал ли я когда себе забаву какую? Жил в таком хорошем да большом городе и как есть ничего порядочного не видал, все о деньгах думал. А вот как приду в свой родной городишко к жене, так и подавно ничего этакого не увижу».

Раздумался так-то приказчик да и завернул в один дом. Смотрит: трактир – не трактир, а так какое-то заведение веселое. Прогулял здесь приказчик с веселыми людьми ночку, прогулял другую и уж на третьи сутки чуть свет пошел своей дорогой. Хватился он поутру в карман, а в нем так пусто, что кулак лезет – ни полденежки, все дочиста спустил с недолгими приятелями.

Затужил, загоревал бедный приказчик, хуже малого ребенка расплакался. Пот с лица так и ударил. И стал приказчик по дороге высматривать сосенку, где бы можно было сложить свою буйную головушку. Остановился под одной сосной, привязал свой ременный пояс за сук, сделал небольшую петельку и совсем хотел было душиться, вдруг видит: подходит к нему какой-то незнакомец, по виду важный господин. Приказчик не знал, что это был переряженный черт – сам сатана.

— Что ты хотел сделать, милый человек? – спрашивает окаянный. Приказчик во всем признался.

— Не хочешь ли ты, милый человек, чтобы я тебе столько дал денег, что ты не будешь знать, куда их девать?

— Как не хотеть! — говорит обрадованный приказчик.

— А коли так, — говорит черт, — так вот что: продай мне то, чего дома не знаешь! Деньгами тебя не обижу.

— Что ж бы это такое было, чего я дома не знаю? – думает про себя приказчик и стал тихонько по пальцам пересчитывать. — Жена у меня дома есть – знаю. Отца нет дома, похоронил – знаю. Нет у меня дома денег ни копейки – знаю. Вот разве продать ему это, как бишь…, есть ли у меня дома дети – не знаю. И продал черту своего сына.

Черт обрадовался покупке, достал свой самотряс-гаманец и передал его приказчику. «Ну вот тебе мой самотряс-гаманец, — сказал он. – Когда тебе понадобятся деньги, ты его разверни и вот этак потряси – денег из него столько посыплется, сколько душе твоей угодно».

Взял приказчик самотряс-гаманец, распрощался с чертом и, не чуя ног и земли под собою, заторопился к жене.

Прожил после того приказчик со своей женой год, прожил другой и третий. Живет таким богатеем, что в деньгах счету не знает. Сынишка его уже стал подрастать. Вдруг является к нему черт и требует у него сына. «Он мой, — говорит. – Ты тогда-то и там-то мне его продал». Приказчик и так, и эдак от черта, сует ему обратно в руки его самотряс-гаманец, лишь бы отвязаться – нет, сатана свое толкует: «Я у тебя его купил». Нечего делать, пришлось приказчику отдать окаянному своего сына. Черт взял парнишку и увел неведомо куда – в свое подземелье.

Живет приказчиков сын у черта. Никто с ним не разговаривает, не называет его по имени. Так он и забыл, как его зовут, и даже разучился говорить по-человечьи. Продержал его черт 12 лет, потом отпускает от себя на волю, к людям, и говорит: «Вот тебе моя дубинка-невидимка об одном конце. Возьми ее: она тебе в нужде пригодится. А это вот возьми мои толченые волосы, — и дает ему какой-то черный порошок в узелке. – Если обсыпаться этим порошком, никто тебя не узнает, совсем другим станешь».

Взял приказчиков сын дубинку-невидимку об одном конце, взял порошок толченых волос и пошел ходить по миру, меж людей. Только куда он ни придет, в какое село или станицу ни заглянет, всюду от него один ответ людям: «Не знаю».

— Как тебя звать? – спрашивают его.

-Не знаю.

-Есть, пить хочешь?

— Не знаю.

Да откуда ты?

— Не знаю.

-Что за диковинный человек появился! – удивляются люди. За то самое и прозвали его Незнайкой.

Однако пить и есть надо, а у Незнайки ничего не было. Вот приходит он в одно селение и просится к богатому мужику в работники. У мужика было большое-пребольшое стадо овец, был и сын Петрушка, подросток.

— Ты что умеешь делать-то? – спрашивает Незнайку хозяин. – Стеречь стадо можешь?

— Не знаю.

— Печь топить умеешь?

— Не знаю.

— Дрова рубить?

— Не знаю.

— Сено косить?

— Не знаю.

— А жрать, пить?

— Не знаю.

Посмеялся хозяин и все-таки взял Незнайку к себе в работники. Парень, видит, здоровый, кулачища – что твоя гиря-пудовик и широк в плечах.

Умер у этого мужика отец-старик. Мужик вздумал по нем поминки, сороковницу (поминки на сороковой день после смерти покойника – ред.), справлять. «Поди-ка ты в овчарник, — приказывает он Незнайке, — и зарежь овцу, какая на тебя взглянет».

Пришел Незнайка в овчарник весь изорванный, лохматый. Увидали его овцы – все вытаращили на него глаза, испугались.

Незнайка и ну резать овец, какие на него глядели. Так всех и перерезал. Пришел на кухню, а там все шипит, варится – для поминок обед готовится. Хозяйка и говорит Незнайке: «Что ты так стоишь? Покроши-ка петрушку вот в этот котел, в щи!», — а сама зачем-то отлучилась из кухни. Незнайка долго не думая, схватил Петрушку, хозяйского сына, за шиворот и покрошил в котел.

Зашел хозяин в овчарник посмотреть, что делает Незнайка, и хозяйка вернулась на кухню – оба так и ахнули. «Ах ты, черт, ах, окаянный!» — кричат на него и гонят вон со двора. А черт радуется, что его вспоминают: все лишний грех люди делают.

Пошел Незнайка из села в город. Встречает его купец и спрашивает: «Эй, молодец, не наймешься ли ко мне в работники?». Незнайка и нанялся. Приходит он на купцов двор, конюх его и спрашивает:

— Что, орясина (остолоп, дурак – ред.), конюшню убирать умеешь?

— Не знаю.

— За лошадьми ходить умеешь?

— Не знаю.

— А хвосты им подвязывать?

— Не знаю.

— Ах, ты, милый человек! – смеется, закатывается конюх, что такого чудного человека дал ему хозяин на выучку.  «Вот такого помощника мне и нужно, — думает он, – будет с кем пошутить да побаловаться, все веселее жить будет вдвоем».

— Эй ты, остолопина, — приказывает конюх Незнайке, — выкидай пока навоз из конюшни да почисть лошадей, хвосты им покруче подвяжи, а я с хозяином пойду в город. Сказал и сам куда-то из конюшни отлучился.

Незнайка — сейчас же за работу. Взял железные вилы-тройчатки и ну навоз выбрасывать. Хватил раз, хватил другой, — так полконюшни и выбросил на двор совсем с полом. Потом взял железную скрёбку-гребёнку и давай чистить лошадей. Раз, два – и уже до ребер добрался. Стал лошадям хвосты подвязывать да закручивать. Раз, другой дернул – кони и вылетели из конюшни, одни хвосты остались в руках Незнайки.

Увидали хозяин с конюхом, что наделал Незнайка, и ну его гнать оглоблей со двора да кричать: «Ах ты, черт! Ах, окаянный!». А черт пуще радуется, что люди его вспоминают, по имени зовут.

Долго так ходил Незнайка по белому свету — ни сыт, ни голоден, из станицы в село, из села в город. Идет он как-то мимо царского сада. Увидал его царский садовник, схватил за шиворот, приволок в царский сад и задал ему мудреную работу – выполоть сад. «Вот эдак, — говорит, — делай, а я тем часом отдохну немного: ты, я вижу, парень гулящий».

Немного погодя, пришел садовник посмотреть, что сделал Незнайка, да так и ахнул: в саду – ни деревца, ни кустика – все с корнями из земли выворочено. «Ах ты, черт, ах окаянный!» — заголосил царский садовник и что есть духу побежал к царю с докладом. А черт так и сияет, что Незнайка так хорошо на него работает. До Незнайки еще никто из людей не умел ругаться черным словом, Незнайка первый их этому выучил.

Прибежал, задыхаясь, садовник к царю и говорит: «Ваша царская милость, появился в вашем светлом царстве один удивительный человек: ничего не знает, а силища – чертовская, самого сатану сломает».

Позвали Незнайку к царю. Ему очень захотелось увидеть такого редкого человека, и стал он расспрашивать, как его зовут по имени, какому царю он служит, и как он попал в его царскую землю. Незнайка одно твердит «не знаю» да и только.

Оставил его царь жить на своем дворе и приказал ни к какому делу его до поры до времени не приставлять: после-де пригодится. Пока царь расспрашивал да выпытывал Незнайку, садовник побежал в сад. От страху он хотел душиться, да вспомнил, что на корне не осталось ни одного дерева и – нечего делать – остался жить. А черт и тем доволен, что человек хотел руки на себя наложить: все грех.

У царя, где жил Незнайка, была дочь – такая красавица, что ни вздумать, ни взгадать, ни пером описать. Сколько ни присватывалось к ней женихов-царевичей, ни один не пришелся ей по нраву, всем отказала. Много из-за нее отцу пришлось вести войн. Как только, бывало, царевна откажет какому-нибудь царевичу, тот, разобиженный, идет на ее отца войною – изволь управиться. И было у царя заведено: как только жених уезжал от него с отказом, так он отдавал приказание своему войску быть наготове.

Вот однажды узнает царь, что против него идут войною три сильных брата-царя, союзники. Хотят силою взять у него дочь, когда она по доброй воле не хочет идти замуж ни за кого из них.

Прежде всех выступил самый младший, Один-Стог-Голова. Он прислал своего гонца сказать царю: «Высылай своего молодца-удальца померяться со мной силою, не вышлешь – потопчу все твои поля и луга и силою возьму в жены твою дочь-гордячку». Что тут делать? Царь знал, что Один-Стог-Голова – такой богатырь, что пальцем человека убивает. И разослал по всей своей земле такой вызов: кто одолеет царя-богатыря, за того он выдаст свою дочь. Но никто во всем царстве не вызвался, все в один голос: «Черт его поберет, Один-Стог-Голову, у него силища-то вон какая». Так и не нашли ни одного человека, который пожелал бы сразиться с царем-богатырем. Царь не знал, что делать, как быть.

Незнайка тем временем обсыпался с ног до головы чертовыми толчеными волосами и сделался молодец молодцом. Взял свою дубину-невидимку об одном конце и вышел один на один бороться с богатырем. Дубинка у Незнайки была мудреная: только что подошел Незнайка к своему противнику да бросил в него дубинку, она и ну Один-Стог-Голову гвоздить, где попало, так насмерть его и убила. Незнайка снял с него голову и принес царю, а сам был таков, скрылся незаметно.

Спустя немного, выступил войною против царя средний брат, сильный царь-богатырь, Два-Стог-Голова. Незнайка и этого убил своею дубинкой-невидимкой, снял голову, принес своему царю, а сам куда-то скрылся.

Выступил наконец старший царь-богатырь, Три-Стог-Голова. «Сам себя не пожалею, а доконаю того молодца, что убил моих родных братьев», — грозил он Незнайке и взял с собою меч-саморуб. Но Незнайка издали пустил в него дубинку-невидимку, она и убила его. Снял Незнайка с убитого голову, принес царю на показ, да только что хотел скрыться, царевна и увидала, что рука его вся в крови. Выбежала она из терема, остановила его и перевязала рану своим белым платочком. Царь только хотел расспросить, кто такой его избавитель, а его и след простыл, как сквозь землю провалился.

Наутро царь отдал строгий приказ сыскать того молодца, что победил богатырей: Один-Стог-Голову, Два-Стог-Голову и Три-Стог-Голову. Царь хотел выдать за него свою дочь. Сколько ни ходили царские слуги, сколько ни искали, не могли сыскать молодца. А царевна-невеста совсем затужила-загоревала по нем.

Незнайка наморился и залег спать на 12 дней. Такой уж он был человек: пока не проспит своего времени, ни за что его не разбудить. Спит, как мертвый, хоть режь – не услышит.

Как-то гуляла царская дочь по двору, смотрит: спит Незнайка. Она подошла к нему да и увидала на руке у него свой белый платочек. Побежала и сказала о том своему отцу. Прибежали царские слуги, подхватили сонного Незнайку и принесли во дворец. Положили и стали ждать, пока он выспится, а там и свадьбу играть.

Через 12 дней проснулся Незнайка и стал его царь спрашивать: «Ты тот молодец, что победил трех братьев-царей? Хочешь ли ты жениться на моей дочери?». А тот одно свое толкует «не знаю» да «не знаю». Однако пришлось ему жениться на царской дочери, раз сам царь захотел.

А головы тех царей-богатырей, что победил Незнайка, и теперь стоят на прежнем месте: лесом заросли, травой обросли, мохом зацвели.

Записал заведующий Слепцовским двухклассным училищем Петр Семенов,

станица Слепцовская Владикавказского округа Терской области.

Добавить комментарий