You are currently viewing <strong>ПРО  ТАБАК</strong>

ПРО  ТАБАК

Жил на свете один бедный человек с женой. Имя его было Трофим, а прозвище Бесштанный. Жил Трофим так бедно, что его постоянно брала зависть, глядючи на богатство других. Дулся-дулся Трофим и однажды бросил свой дом с женой и пошел странствовать по белу свету, разузнавать от добрых людей, каким средством можно бедному сделаться богатым.

Ходить-то пришлось ему недолго. Вскоре он повстречал пастуха, у которого спросил:

— Скажи, добрый человек, что мне нужно делать, чтобы быть богатым?

— Экой ты недомека (несообразительный – ред.), — отвечал пастух встречному. – Ищешь рукавицы, а они у тебя за поясом. На-ка, вот тебе, и смекни сам, что нужно делать.

Дает пастух Трофиму большой чекмарь (пастушья палка, имеющая на конце тяжесть в виде шара – ред.) и острый нож. Трофим взял то и другое и сейчас догадался, что ему нужно делать. Вышел он на дорогу и стал ожидать проезжих или прохожих.

Смотрит: барин богатый едет в бричке. И ничего не говоря, ударил он барина того со всего размаху в лоб чекмарем. Острым ножом отсек ему голову и бросил ее в сторону от дороги. При барине было много денег. Забрал, загреб Трофим все барские денежки и пошел своей дорогой.

Шел-шел он и опять воротился к тому месту, где лежала отсеченная барская голова. «Что за притча?» — подумал Трофим и, порядком перетрусивши, пошел скорее прочь от того страшного места. Но как он ни старался уйти подальше от головы – не мог. Всякая дорога приводила его опять к голове. И взмолился тогда Трофим, обращаясь к отсеченной барской голове: «Чего тебе нужно от меня? Отпусти меня, пожалуйста!». «Будь ты проклят!» — отвечала голова. И Трофим сейчас же пошел прочь от того места.

Идет он и встречает того самого пастуха, который ему повстречался ранее. Трофим рассказал ему, какая случилась с ним оказия и спрашивает: «Как мне уйти от нее-то, от головы?». «А вот как», — говорит пастух. – Ступай, проси у ней, у головы-то прощения. Коли простит, тогда и уйдешь». И пастух научил, как нужно просить прощения.

Пришел Трофим к голове и молит:

— Прости меня, окаянного, отпусти.

— Иди, — говорит голова. – Я тебя прощаю.

Но Трофиму хотелось, чтобы голова простила его ради Христа. Вот он и стал перед нею на колени и начал слезно молить ее:

— Прости меня ради Христа!

— Да иди же от меня, я прощаю.

— Нет, — плачет Трофим, — ты прости меня ради Христа, и тогда только я смогу уйти от тебя.

Долго голова молчала и, наконец, промолвила: «Ну, Бог с тобою, так и быть – прощаю тебя ради Христа». Тут уж Трофим обрадовался, побежал домой и принес жене большую кучу деньжищ.

С того самого времени Трофим Бесштанный и зажил богато, да так, что своему добру и счету не знал. В его амбаре закрома были полным-полны всякой снеди. На дворе стояло целое стадо скота. Видит Трофим, что ему некуда девать своего добра – всего вдоволь! И говорит своей жене: «Если кто что будет просить, давай вдвойне, втройне против того, что просить кто станет. Куда нам этакое богатство девать? Почитай на пять веков хватит!».

И вот, кто у Трофима попросит взаймы меру хлеба, жена дает без отдачи две-три. Кто попросит рубль, баба дает десять. И так Трофим пораздал добрым людям все свое богатство: деньги, хлеб, скот. Оставил себе самое насущное. После чего он почувствовал, что жить ему стало куда как легче. А то с деньгами да разным добром он покою не знал — совсем голову потерял.

Прошло немного времени, и Трофим видит: вся скотина, какую раздал он бедным, снова стоит у него на дворе. Весь хлеб, какой он отдавал без отдачи, сам собою сыплется в его амбар. «Жена! – кричит Трофим. – Посмотри, пожалуйста, что это за звон у нас в закромах?». Заглянула баба и говорит: «Да это деньги сами собою сыплются в наши сусеки». Рассердился Трофим, не рад, что богатство к нему опять само привалило. Стал тут он опять раздавать свое добро и на этот раз пораздал все, что только было – себе ничего не оставил, все до нитки раздал. И вот говорит Трофим жене: «Жена, оставайся-ка дома, а я кое-куда схожу на малое время».

Приходит он к одному ворожею-старику и молвит:

— Дедушка, скажи мне, буду ли я на том свете в царствии небесном?

— Нет, парень, — говорит ворожей. – Не будешь. Не таковский ты человек, чтобы тебе быть в царствии небесном.

— Отчего же, дедушка?

— А от того, парень, что на душе твоей грех великий лежит.

— Что же мне делать, чтобы попасть туда, в царствие-то?

— Замолишь грехи, тогда и будет душа твоя праведная в раю. А как замолить, тому я тебя научу.

Дает старик Трофиму три черных ярки (ягнята женского пола – ред.) и говорит: «Паси этих ярочек до тех пор, пока они не сделаются белыми. А как сделаются они белыми, так и грех твой с души снимется. А должен есть, пить ты самую малость и радеть побольше молитвою о своей грешной душе».

И вот стал Трофим пасти трех черных ярок. Долго пас он их – год, два, десять, двадцать лет пас и молился, а ярки все не белеют. Однако Трофим не роптал на Бога и все пас.

Вот однажды видит он около дороги недалеко от него остановился большой обоз чумаков (торговцы – ред.) — возов сто. Отпрягли чумаки волов, сварили себе кашу, поели и полегли все спать. Увидел это Трофим и думает: «Стар уж я стал, а ярки мои не белеют. Видно, греха мне своего не замолить. Все едино придется умирать окаянным. Так сделаю же я вот что: перебью всех этих чумаков и завладею их добром. Грешить – так уж грешить!».

Бросил Трофим своих ярок, подошел к обозу, взял ваг (шест, которым поднимают колеса при смазке нефтью – ред.) и стал им убивать сонных чумаков. Как стукнет кого-нибудь из них тем вагом, тот только язык высунет, забормочет что-нибудь и дух вон. Так Трофим поубивал всех чумаков до единого, а потом пошел шарить по возам.

Смотрит, какой товар чумаки везли в возах. К какому возу ни сунется, а там табак один. А чумаки-то и вправду табак везли. Трофим не знал, что это за трава, и зачем она нужна людям. Рассердился он, что ничем не мог поживиться и решил сжечь весь тот обоз. Посложил он в кучу всех убитых людей, постаскал с возов весь табак на мертвые тела и зажег.

Табак и люди сгорели, а Трофим пошел было своей дорогой, да вдруг видит – вместо трех черных ярок, каких он пас, стоят белые-белые как снег три ярочки. Обрадовался Трофим и побежал сказать о том, старику-ворожею. Бежит Трофим и встречает того самого старика.

Старик и говорит ему: «Теперь с души твоей снят грех. Хоть ты и много загубил людей на своем веку, но грех тебе простится. А простится он тебе вот через что: ты сжег дьявольское зелье – табак. Не убей ты чумаков и не сожги их табак, зелье это пошло бы в мир, промеж людей, и сколько бы людей осквернилось этой нечистой травой, приняло бы греха на свою душу! А теперь твоя душа чиста, и ты во много раз больше спас людей от греха, чем их загубил.

И после того старик с Трофимом пошли в село. Дорогою Трофим и говорит: «Дедушка, зайдем ко мне? Я столько-то лет дома не был». Подводит старика Трофим к своему дому и вдруг слышит, как в доме его жена над кем-то голосит. Трофим и говорит старику: «Над кем бы это баба моя голосила? Ни детей, ни родни нет у меня». «А голосит она над твоими телесами», — сказал старик. «Как над моими телесами?» — спросил Трофим и очень удивился этому. «Да так, — отвечал старик, — вот зайди в свою хату и посмотри. Ведь теперь не ты уж стоишь и говоришь со мною, а стоит и говорит душа твоя».

Зашел Трофим со стариком в свою хату и вправду видит, что лежит он, Трофим, мертвый на лавке перед образами. А около мертвого его тела сидит да плачет жена его.

Тело Трофима лежало мертвым, а праведная душа его отправилась со стариком в рай – через Трофима-то и старик наследовал царствие небесное.

Записал заведующий Слепцовским двухклассным училищем Петр Семенов,

станица Слепцовская Владикавказского округа Терской области.

Добавить комментарий