You are currently viewing <strong>РОСЛО-ПОВЫРОСЛО</strong>

РОСЛО-ПОВЫРОСЛО

Старик и старуха построили себе хату на льду. Старик раз кашлянул, старуха чихнула, хата и потонула. Это присказка, а сказка будет впереди вот какая.

Жили себе старик со старухой. Все, что у них было, они прожили. Осталась одна горсть гороху. Сели старики доедать горох, да и приметили, как одна горошинка скатилась со стола на лавку, с лавки — на пол, да там и осталась. Спустя немного лопнула горошина надвое, и из нее стало что-то расти.

— Смотри, старик, — говорит старуха старику, — что это у нас под лавкой растет?

— А росло-повыросло, — отвечает старик.

Обрадовалась старуха, стала смотреть, что будет. Смотрит: росло-повыросло упирается под лавку.

— Эй, старик, принимай лавку, — кричит старуха, — не то росло-повыросло некуда расти.

Старик принял лавку. Росло-повыросло закачалось, зазеленело, стало под стол упирать.

— Эй, старик, принимай стол, — кричит старуха, — не то росло-повыросло некуда расти.

Старик сдвинул с места стол. Росло-повыросло еще больше закачалось, зазеленело, стало верхушкой упирать в потолок.

— Эй, старик, принимай потолок, — кричит старуха, не то росло-повыросло некуда будет расти.

Старик принял потолок.

Дивится старуха, смотрит, что дальше будет. А росло-повыросло начинает уже в крышу упирать.

— Эй, старик, принимай крышу, — опять кричит старуха, — не то росло-повыросло некуда расти.

Нечего делать, принял старик и крышу. Тут росло-повыросло так закачалось, так стало расти-зеленеть, что скоро доросло до неба и уперлось в него макушкой.

— Ну, старик, — говорит старуха, — полезай-ка на небо да узнай, что там делается.

Полез старик на небо, побыл там некоторое время и опять спустился на землю.

— Ну, старичок, что ты там на небе видал?

— Да видал твою и свою родню. Моя-то родня живет там да тешится, а твоя, старуха, роденюшка все чешется, — живет совсем плохо, есть-пить нечего.

— Нечего? Никогда я тому не поверю. Не твоя, а моя родня там живет богато, — рассерчала старуха.

— Когда не веришь, — говорит старик, — так полезай на небо, сама увидишь.

Старуха согласилась, да побоялась сама лезть и попросила старика понести ее. Старик посадил ее себе на спину, подвязал сзади веревкой, чтобы она не упала, а концы веревки взял в зубы и полез, настрого приказал ей дорогой с ним не разговаривать.

Лез-лез, старуха не утерпела и спрашивает его: «Ну что, старик, далеко еще до неба?». Старик молчит, все лезет, стал уже до неба долезать. Старуха опять не вытерпела и говорит: «Ты, старик, кажется, уже в небо пролез, дальше-то лезть некуда». Старик только открыл рот, хотел слово вымолвить, веревка вырвалась из зубов, и старуха полетела кубарем вниз на землю.

Летит, а сама ругает да проклинает старика. «Ну и живи там со своей родней!» — сказала она с досадой. Потом вырвала с корнем росло-повыросло, чтобы старику нельзя было спуститься на землю, и стала жить одна. Вот сидит она одна да горюет, что старика оставила, глядь – старик является.

— На чем же ты с неба спустился? – спрашивает старуха.

— На чем? Разве ты забыла, когда мы с тобой жили богато, как я всегда нищей братии милостыню раздавал? Вот на этой милостыне я и спустился с неба на землю.

— Да как же это?

— А так: кому я давал холста кусочек, кому старый платочек, кому что другое, те все собрались, связали из моей милостыни длинную веревку и по ней спустили сюда, на землю, меня и всю мою богатую да праведную родню.

— А мою? – спросила старуха.

— Твою нельзя было спустить. Твоя родня вся грешная, а грешных людей та праведная веревка не удержит. Ну, а теперь, старуха, прощай! Уйду я жить к своей праведной и богатой родне.

Записал заведующий Слепцовским двухклассным училищем Петр Семенов, станица Слепцовская Владикавказского округа Терской области.

Добавить комментарий